Коми-Пермяцкий окружной государственный архив

18.12.2020

О НЕКОТОРЫХ МОМЕНТАХ ИЗ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА НИКОЛАЯ РОГОВА

Очерк к 195-летию со дня рождения

11 декабря 2020 г. исполнилось ровно 195 лет со дня рождения лесничего, этнографа, лингвиста, краеведа, составителя первого Пермяцко-русского и русско-пермяцкого словаря Николая Абрамовича Рогова (1825 – 1905).

В связи со знаменательной датой и в честь доброго имени человека, чей вклад в изучение языка, быта и культуры коми-пермяков трудно переоценить, можно и нужно, во-первых, разобраться и прояснить некоторые моменты в его биографии,  а во-вторых, напомнить об основных его заслугах.

Знатоки краеведения и почитатели Рогова могут спросить: «А откуда взялась такая точная дата «11 декабря»? Вроде как впервые о ней слышим». И это справедливое замечание! Но давайте будем разбираться по порядку.

Итак, Николай Абрамович (Авраамович) Рогов родился в 1825 году. Это факт. Но когда именно? Где? И здесь, как это часто бывает в общедоступных текстах биографий выдающихся людей, сразу начинаются разночтения. Если обратиться к справочным печатным и электронным изданиям и найти в них имеющиеся статьи о Николае Рогове, то окажется, что до сих пор нет единых сведений о дате и месте его рождения. В одних статьях дата рождения «округло» указывается как «вторая половина» 1825 года, в других – «18 августа 1825 г.», в третьих – «29 ноября 1825 г.», в четвёртых – «октябрь 1825 г.».

С местом рождения наблюдается такая же путаница. В одних справочниках сказано, что Николай Рогов родился в селе Ёгвинском Соликамского уезда Пермской губернии (нынешнее село Ёгва Кудымкарского района), в других указывается, что он был из села Средне-Ёгвинского (ныне деревня Средняя Ёгва), а это уже Ильинская сторона.

Кому верить в таком случае? Где истина? Обратимся к источникам: берём метрическую книгу за 1825 год Николаевской церкви села Ёгва Соликамского уезда Пермской губернии и… ничего о рождении Николая Рогова не находим. Нет никаких данных в книгах указанной церкви ни за 1824-й, ни за 1826-й годы.  Переходим к метрикам церквей Ильинской стороны, которые можно изучить на ресурсе «Поколения Пермского края», и в книге за 1825 год церкви села Сретенского (Отчино-Сретенского) находим запись №113 (ГАПК, Ф. 37, Оп.1, Д. 53, Л. 814).  Согласно её данным получается следующее:

Николай Рогов родился 29 ноября 1825 года (по старому стилю, по новому стилю это 11 декабря). На следующий день, 30 ноября, его крестили.

Родители его : отец – служитель Авраам Иванович Рогов (в оригинальной записи – Аврам Иванов Рогов), мать – Анна Васильевна (в оригинальной записи – Анна Васильева).

Населённый пункт, где жили родители на тот момент, в записи вообще не указан!

Идём дальше. Известно, что Николай Рогов сначала окончил Ильинскую гимназию, а затем с 17 лет обучался в школе сельского хозяйства и горнозаводских наук в Санкт-Петербурге, которую основала сама графиня Софья Владимировна Строганова.  Её он окончил в 1846 г. и вернулся домой, где его сразу направили работать лесным таксатором на Иньвенскую дачу Строгановского имения. Отработав на первой должности некоторое время, он далее становится лесничим  имения.  В 1856 году (по другим данным в 1858 г.) он покидает Иньвенский край и уезжает после перевода на длительный срок работать управляющим Кыновского завода Кунгурского уезда. В последний период свой жизни Рогов являлся членом Главного управления имением Строгановых в селе Ильинском.

Сведений о том, каков был в жизни Николай Абрамович как человек, дошло до нас, к сожалению, совсем немного. В одних воспоминаниях современников говорилось, что он вечно имел весьма суровый вид, при знакомстве производил впечатление очень серьёзного, деловитого человека с жестким характером. Те, кто знал его близко, уверенно говорили, что это был самый великодушный, благороднейший и справедливейший человек. Но мнение людей – это одно, совсем другое – поступки. Именно дела в первую очередь говорят за человека. И вот тут ошибиться в Николае Абрамовиче невозможно. Его устремления не ограничивались только официальной работой. Он серьёзно занимался общественной и научной деятельностью.

Благодаря Николаю Абрамовичу был открыт ряд мужских и женских школ, создано потребительское общество в Кыне. Он постоянно, как и Иван Яковлевич Кривощёков, ратовал за предоставление больших возможностей получения образования детям простых крестьян. Главным же делом жизни, по которому мы все его хорошо знаем, была научно-исследовательская деятельность, особенно в области лингвистики и этнографии.

Когда точно появилась у Николая Абрамовича тяга к изучению коми-пермяцкого языка и культуры коми-пермяков, сказать сложно, но это случилось в период его работы таксатором и лесничим на Иньвенской даче. На её территории в то время проживала большая часть группы южных коми-пермяков численностью около 35 тысяч человек. Николай Абрамович по долгу службы и просто в быту много общался с ними и вскоре смог освоить их  язык, узнать многое об их традициях, верованиях, фольклоре. Этот бесценный опыт и осознание того, что самобытная культура и язык малого народа в будущем могут навсегда исчезнуть, побудили Рогова заняться вплотную их изучением. В предисловии к своему знаменитому «Пермяцко-русскому и русско-пермяцкому словарю» он пишет: « […] прожив затем между Пермяками три года, узнал, что коренные Пермяки заметно русеют и что природный язык их начинает теряться и заменяться Русским: так в настоящее время все взрослые Пермяки мужескаго пола весьма удовлетворительно говорят по-русски, а иных ни по наружности  и ни по языку нельзя уже отличить от окрестных русских; многие малолетки  и все женщины в некоторых селениях говорят исключительно по-русски; есть дома (в Юсьвенском приходе), в которых забыт уже природный язык; напротив, только в стороне от главных селений и больших дорог все малолетки и многия женщины не знают русскаго языка, но и между ними заметно русское влияние. Такое положение Пермяков и Пермяцкаго языка подали мне повод думать, что Пермяцкий язык со временем  вовсе выйдет из употребления и потеряется. Чтобы сохранить памятник этого языка, я в 1849-м году счел нужным составить полный Пермяцкий Словарь […]».

Начав в 1849-м году работу над словарём, Рогов на самом деле стал действовать по всему «этнографическому фронту»: одновременно с обработкой слов и изучением языка он стал собирать и записывать сведения о материальной и нематериальной культуре коми-пермяков, их бытовой повседневной жизни.

Первый результат такой работы появился уже в 1855 году, когда в «Журнале Министерства внутренних дел» вышла статья «Иньвенская дача и хозяйственный быт населяющих ее пермяков», в которой в общих чертах говорилось о характере и особенностях  повседневной хозяйственной жизни коми-пермяков.

В том же году отдельной книгой выходит труд Рогова «Опыт статистического обозрения Иньвенской дачи». Через год он же частями был опубликован в газете «Пермские губернские ведомости» (№№36-44). Работа являлась по сути «расширенной» версией вышеупомянутой статьи. В ней приводились подробные сведения о количестве жителей Иньвенского края, его составе и видах занятий их хозяйственной деятельности.

В 1857 году в «Вестнике Императорского Русского географического общества» выходит следующая работа – «О движении народонаселения в Иньвенской даче, Соликамского уезда». Она носила больше экономико-статистический характер, нежели краеведческий.

На следующий год, в 1958-м, в «Журнале Министерства внутренних дел» была опубликована первая часть «Материалов для описания быта пермяков». Вторая часть вышла в 1860 г. в «Пермском сборнике».

«Материалы…» – это вторая по значимости и известности после словаря работа. Она стала настоящим источником по истории и этнографии коми-пермяцкого народа, без преувеличения настоящим кладезем знаний. Это первый системный научный труд о культуре и быте народа. Никто до Рогова ничего подобного о коми-пермяках не создавал, а что-нибудь сравнимое по своей значимости, наверное, не создано до сих пор.

Дело в том, что Рогов собирал данные для книги в то время, когда практически все элементы оригинальной коми-пермяцкой культуры, обычаи и традиции были живы, активно использовались по своему назначению в быту и несильно отличались от того времени, когда только зародились. Умело используя методы наблюдения и пороса, Рогов в полной мере реализовал уникальную возможность видеть и слышать все своими глазами и ушами и даже смог принять участие в чем-то. Знание коми-пермяцкого языка послужило ему в этом деле неоценимую службу. Поэтому все явления описаны в книге очень достоверно и с приведением самых мелких подробностей. Не зря члены научного сообщества того времени по достоинству оценили «Материалы…». Особо ими были отмечены основательности и новизна приведённых данных.

Помимо второй части «Материалов…» в 1860 ходу вышла еще одна значимая работа – «Опыт грамматики пермяцкого языка». Если в «Материалах…» Рогов выступил как этнограф, то в «Опыте…» он предстает неплохим лингвистом! В ней он подытожил свои исследования в плане анализа компонентов коми-пермяцкого языка с точки зрения разделов языковой науки. Сделано это, надо сказать, «по наитию», самостоятельно, так как Рогов не был профессионалом в этой сфере. Как он сам писал в предисловии к книге, «[…] При составлении Опыта […] автор имел в виду рассмотреть все слова и обороты разговорной речи в свойственных языку изменениях, не прибегая к натяжкам и не приводя язык в параллель к русскому письменному. При этом главным пособием автору служила живая речь народа, живущего в иньвенской даче и грамматика зырянского языка, – сочинение г. Савваитова, метод которой, по близкому сходству языков, и по совету покойного академика Шёгрена, во многом удержан автором в Опыте […]. Предлагаемый здесь Опыт грамматики пермяцкого языка, как первый по этой части, и как труд одного человека, мало приготовленного и бедного в средствах, не может быть совершенным, но он, будучи распространен между грамотными Пермяками, может быть, впоследствии, улучшен и доведен до возможной полноты и надлежащего совершенства, чего и желает автор ».

В ноябре 1869 года в Санкт-Петербурге выходит результат 20-летего труда Николая Абрамовича,  главный «плод» научно-публикаторской деятельности – «Пермяцко-русский и русско-пермяцкий словарь». Он носит славу самого первого словаря коми-пермяцкого языка. Тут нужно сделать уточнение, что до Рогова, конечно, составлялись словари, но они были, скорее, словариками и содержали совсем небольшое количество слов. Например, в 1785 г. появился от руки написанный «Краткий Пермский словарь с российским переводом…» Антония Попова. В 1828 г. вышла работа священника Георгия Чечулина «Лексикон пермского языка, кратко выбранный и по алфавиту расположенный…». Еще в Усолье в 1848 г. был опубликован «Словарь русско-пермяцкий», переданный затем священником Василием Пономаревым в Пермский губернский статистический комитет. Работы эти, безусловно, заслуживают внимания, но, повторимся, ни одна из них не выдерживает конкуренции со словарем Рогова по своей полноте, основательности, масштабам проведенных исследований. Труд Рогова стал первым в этом плане полноценным словарем.

Первая часть (пермяцко-русская) содержала свыше 9700 слов. Вторая часть (русско-пермяцкая) содержала около 12300 слов. В них было зафиксировано большое количество исконно коми-пермяцких слов. Большая часть из них в наше время уже вышла из употребления и современными коми-пермяками была забыта. Также надо сказать, что сам того не подозревая, Рогов зафиксировал и передал через слова два диалекта коми-пермяцкого.

Для написания пермяцких слов Рогов взял пример со словаря Савваитова и использовал русские буквы с прибавлением новых букв, чтобы относительно точно передать чисто пермяцкие звуки.

Словарь, если смотреть с высоты современника, имеет некоторые недостатки. Например, упущено обозначение ударений, отображение звуков через используемую графику не всегда точны. Также не всегда точен перевод на русский язык и наоборот. Тем не менее, словарь Рогова до сих пор остается самым полным, самым аутентичным словарем коми-пермяцкого языка. Он совершенно не потерял своего научного и культурного значения даже спустя 150 лет.

За свои изыскания Николай Абрамович в 1869 году заслуженно получил премию от Академии Наук в размере 300 рублей.

Умер Николай Рогов в Перми в августе 1905 года.

Надымов Василий,
завотделом по использованию документов и ААТ ГКБУ «КПОГА»

 

 

Список источников и литературы

1) Метрическая книга церкви села Сретенского (Отчино-Сретенского) за 1825 год / ГАПК, Ф. 37, Оп.1, Д. 53. Л. 814 // Сайт «Поколения Пермского края» www.pokolenia.permkrai.ru (дата обращения 14.12.2020 г.)

2) Надымова Ж.А. Составитель первого словаря // Силькан №5, 2004 г. // КПОГА, Ф.Р-195, Оп.1, Д.63, ЛЛ.1 об., 2

3) Пермяцко-русский и русско-пермяцкий словарь, составленный Н. Роговым. Издание второе, стереотипное. – Кудымкар: Коми-Перм. кн. изд-во, 2006. - 430 с. / КПОГА, СИФ,329/2

4) Рогов Н.А. Материалы для описания быта пермяков; стереотипное издание. – Пермь: Издательский дом «Типография купца Тарасова», 2008. - 224 с. / КПОГА, СИФ, 749

5) Черных А.В., Голева Т.Г. Труды Н.А. Рогова по этнографии коми-пермяков (Предисловие к переизданию «материалов для описания быта пермяков») // Рогов Н.А. Материалы для описания быта пермяков; стереотипное издание. – Пермь: Издательский дом «Типография купца Тарасова», 2008. - 224 с. / КПОГА, СИФ, 749